Alcazaba

Besuch der Alcazaba

Die Informationen, die in diesen Texten gegeben werden, stammen aus dem Buch von Fanny de CARRANZA SELL, Alcazaba de Málaga, Colección Domus Aurea, Ediciones Esirtu, Málaga, 2010.

 

Die Alcazaba in Málaga ist eine der wichtigsten Festungen, die in Spanien erhalten geblieben sind. Bei einem Besuch der Alcazaba gelangen Sie in zwei ummauerte Bereiche,[1] und zusätzlich gibt es Festungsanlagen am Eingang. Die Besichtigung beginnt im äußeren Gelände, in dem Elemente aus der ersten Bauphase erhalten sind, insbesondere die Festungsmauer im Norden (lienzo Norte) mit rechteckigen Türmen, die nur wenig aus der Mauer ragen. Sie gleicht den typischen Festungen aus der Kalifenzeit. Die östlichen und südlichen Mauern (lienzos oriental und meridional) haben quadratische Türme, die stärker aus der Mauer ragen. Manche dieser Türme sind innen leer, dabei handelt es sich um Umbauten der Nasriden.

Auf dem oberen Gelände blieben die typischen Türme aus dem Kalifat erhalten. Er wurde im 14. Jh. mit dem Turm Torre de Homenaje verstärkt, der auf einem kleineren Turm aus dem 11. Jh. errichtet wurde. Ebenso dienten die Türme an der Moschee, der Turm der Bögen (Torre de los Arcos) und andere, weniger wichtige Türme dieser Verstärkung.

Aber das Verteidigungssystem der Alcazaba bestand nicht nur aus diesen beiden inneren Bereichen, es war viel komplexer. Um von der Stadt aus dem unteren Gelände der Festung zu erreichen, musste man durch die Festungsanlagen am Eingang, die sogenannten Türme Torres Balbás. Dabei handelt es sich um eine Konstruktion aus Mauern und Toren, die das erste Hindernis für die darstellten, die sich den Zugang zu der Festung erzwingen wollten.

 

Они были построены во время великой реформы, проведенной Бадисом, королем Гранады из династии Зиридов, когда он присоединил Малагу к своей тайфе в 1057 году.

Первое, что привлекает внимание посетителя, когда он начинает осмотр и подходит к крепости, – это комплекс башен, который тянется от фортификационного сооружения до городской площади Пласа-де-ла-Адуана (Plaza de la Aduana). Это строение – сторожевая башня «альбаррана», а точнее башни, которые были отделены от основного контура стен, соединены с ним крепостной стеной и служили защитным ограждением, с которого осуществлялся контроль доступа к крепости во всех направлениях. В эпоху арабов башня «альбаррана» также занимала часть города в береговой зоне. Это единственная башня с такими характеристиками из всех имеющихся в секторе, она была восстановлена из руин, которых сохранилось меньше половины. Мы можем заметить в ней большие каменные плиты, взятые из Римского театра, из которых построены углы башни. Внутри башня имеет три небольших этажа, построенных в 40-х годах.

Поднявшись по лестнице, мы обнаруживаем террасу, на которой стоит бюст Хуана Тембури Альвареса, посвятившего свою жизнь реставрации памятника.

Справа на фасаде стены, через которую проходит крепостная стена башни «альбаррана», был установлен настенный мраморный фонтан XVIII века, привезенный из другой точки города, и два герба из того же материала, благодаря чему здесь создается гармоничная атмосфера без излишеств. Это пространство освободили от построек в 1940 году, оно было вымощено повторно использованными плитами, среди которых выделяются плиты с петлями и резные плиты. Лестница из гальки ведет нас к входному комплексу, оставляя слева дорогу к Римскому театру. Это пространство современной постройки было спроектировано архитекторами Исабель Камара Гесала и Рафаэлем Мартин Дельгадо и построено в 90-х годах на очень плохо сохранившихся руинах домов эпохи эмирата. Невесомая на вид конструкция отделена от древних построек одной из своих стеклянных стен, что дает возможность рассмотреть их. Внутри здания располагается макет монументального комплекса.

После того, как входной комплекс остался позади, посетитель возвращается на мощеную открытую площадку и заходит внутрь монумента через оригинальные ворота XV века. Ворота выполнены из двух деревянных толстых листов, обшитых полосами железных пластин и скрепленных большими гвоздями из того же материала. Пройдя через ворота, мы видим первую реконструированную арку. Мы находимся в месте, которое Леопольдо Торрес Бальбас определил как «Входные укрепления», и где с первого же момента видна его особенность – проход между стен, размеченных небольшими прочными башнями с крепостной стеной и множеством оборонительных дверей. Справа от нас находится башня «Торре-дель-Орно» (Torre del Horno), названная так в честь маленькой комнаты с кирпичным куполом внутри нее.

Сейчас мы находимся в первом наклонном коридоре, где видим другую конструктивную особенность всей крепости. Она приспосабливается к структуре холма, не пытается соблюдать симметрию или закономерности, а адаптируется к естественной породе, на которой была возведена. Мы даже можем убедиться, что во многих случаях башни строятся без какого-либо фундамента.

Внешняя сторона фасада справа позволяет увидеть различные системы этапов строительства: сначала естественная порода, на которой стоит конструкция, на ней – стена, покрытая беспорядочной кладкой, а именно камнями среднего размера из различных материалов, более или менее обработанных с одной из сторон и выровненных с помощью кирпичей, далее – слой без каменного покрытия, в котором можно увидеть внутреннюю часть землебитной стены с большим количеством известковой штукатурки, а на ней снова расположена облицовка или обшивка стены обычной каменной кладкой, то есть последовательными рядами камней и кирпича, которые в данном случае являются результатом современной реставрации. Этот фасад полностью в верхней его части увенчан зубцами.

Этот участок и последующий, от Сводчатых Ворот (Puerta de la Bóveda) до Колонных ворот (Puerta de las Columnas), подверглись наибольшим изменениям, и наш маршрут прерывается аркой, через которую мы попадаем в небольшой внутренний дворик. В нем расположена памятная плита от Мэрии, посвященная Фернандо Герреро-Страчану, архитектору-реставратору с 1937 по 1941 год. Башня, расположенная слева, известна как башня Тембури. Она была значительно реконструирована. Справа находится большая башня с поворотным входом, который носит название Сводчатых Ворот из-за красивого кирпичного свода, который ее образует. Эта оборонительная система – самая интересная часть крепости. Башня была возведена в XI веке. Проход ворот соединен несколькими арками подряд. Первая из них, веерообразная, сделана из кирпича и отреставрирована в XVI столетии. Следующая арка имеет форму подковы и является конструктивной для формирования пространства свода – ее создание датируется XI веком, также как и арка на другом конце квадрата, опирающаяся на каменные колонны. Далее мы видим еще одну подковообразную арку XI века из клинчатого камня и штрабленого кирпича, открывающую сводчатое пространство на выходе из башни, и конец которой опирается на большие основания повторно использующихся римских колонн.

И снова дорога, окруженная стенами, ведет нас к другой двери. Слева мы можем увидеть крупный участок большой лестницы с большими мраморными ступенями, которые, возможно, выполнены из материала, повторно использованного в Новое время, и оставшегося нетронутым при реставрации.

В общей сложности Колонные Ворота состоят из трех арок: входная арка из кирпича с римскими белыми мраморными колоннами, использовавшимися повторно, также, как и коринфские капители; внутренняя арка в форме подковы, которая стоит на пилястрах; и очень красивая арка на выходе – под разгрузочной перемычкой подковообразной арки с альфизом в отделке чередуются клинчатые камни и кирпичи, благодаря чему достигается двухцветность, характерная для халифских арок мечети Кордовы. Каменная отделка стен придает декору пластичность. Это дверь с прямым доступом, и справа от нее вы можете подняться на крепостную стену, ведущую к верхней части башни «альбарраны».

После эспланады начинается Куэста-дель-Кристо (Cuesta del Cristo), посередине которой возвышается башня со сводами еще одних ворот с прямым доступом, которые не были реконструированы. От них осталось только основание, примыкающее к башне с правой стороны.

В Башне Христа (Torre del Cristo) находится вторая поворотная дверь – постройка тайфской эпохи, переделанная во времена Насридов. Входная арка с альфизом сделана из кирпича, а на ее каменном своде вырезано изображение ключа, как на Воротах Правосудия (Puerta de la Justicia) в Альгамбре (Alhambra) в Гранаде. Над входной аркой располагаются два каменных карниза, остатки сторожевого помещения. Дверь находится под парусным сводом, образованным чередой арок. Сначала входная арка, находящаяся под цилиндрическим сводом, призванное нивелировать разницу в высоте, затем конструктивная внутренняя арка, поддерживающая свод, который накрывает проход, выходная арка, выполненная также в форме подковы, снова сводчатое пространство и последняя арка на выходе из башни. Центральный арочный свод сделан из кирпича, а на сводчатом потолке сохранились остатки украшений с красной охрой. Название «Ворота Христа» (Puerta del Cristo) происходит от алтаря с Христом, который находился внутри, в нише, которая все еще видна сегодня, и которая превратила это место начиная с XVII века в своеобразную уличную часовню.

Ворота Христа ведут к нижнему сектору – огромному пространству, которое полностью окружает верхний сектор, где расположен дворец.

Мы начинаем подъем с южной стороны подъема, где справа от нас находится крепостная стена, проходящая сквозь середину Башни Христа; по пути нам встречаются различные башни, все они отреставрированы; а слева от нас – едва озелененный склон. Со второй, самой высокой смотровой площадки, мы можем как следует оценить все то, что раньше было пространством для обороны нижней части крепости, а в глубине территории разглядеть башню «Абенсеррахес» (Torre de los Abencerrajes) или «Сокорро» (Torre del Socorro), чьи ворота ведут к проходу под названием Корача (Coracha).

Корача поднимается вверх по горе до крепости Хибральфаро (Gibralfaro). Также можно заметить зигзагообразную форму этой дороги, идущей в обход той, которую должны построить к сторожевым башням «альбарранам». Корача – это проход и единственный доступ, защищенный с двух сторон параллельными оборонительным стенами, увенчанными валгангом, в дворец-крепость Алькасаба из крепости Хибральфаро. Единственный вход в крепость был монументального характера и осуществлялся именно из Корачи, которая перерастала во внешнюю оборонительную стену, окружающую весь периметр.

С этой смотровой площадки нам открывается удивительный вид на облицованную стену южной части верхнего сектора, с многочисленными небольшими башенками, близко расположенными друг к другу, а в углу – впечатляющие развалины донжона. Главная башня была построена в эпоху тайф, с большой кирпичной аркой в восточной части, которая была отдельным входом, ведущим от Медины внутрь первоначальной Алькасабы. Все щели внизу башни были плотно заделаны, а стены облицованы камнем для придания еще большей толщины. Когда пришло время реставрировать донжон, развалины решили не трогать, и просто укрепили их, оставив им такой же романтичный и символичный вид, в котором они находятся по сей день.

В северной части крепости за калиткой расположен колодец Посо-Айрон глубиной 40 метров, который был высечен в скале для доступа к источнику воды, которая обеспечивала нужды крепости; а также останки устройства для вычерпывания воды.

Открытое пространство, которое окружает весь сектор, и, насколько можно охватить его взглядом, повторяет неровную поверхность холма в виде неправильного параллелепипеда, обнесенного стенами верхнего сектора, и стенами, выходящими на улицу Мундо-Нуэво (Mundo Nuevo), которые заканчиваются на Башне Торре-дель-Тиро (Torre del Tiro).

Башня Торре-дель-Тиро, тоже не реконструированная, сегодня представляет собой массивный куб. От этой башни отходила внешняя сторона стены, которая спускалась до стены, окружавшей город.

Внутреннее пространство нижнего сектора кажется суженным, в его северной части есть два входа в подземелья. Они построены по подобию зернохранилищ и по форме похожи на большую перевернутую воронку, благодаря чему по ним можно взбираться; при этом их отверстия довольно узкие. В этом районе холма его внутренние пространства очень влажные, поэтому длительное пребывание в них должно быть нелегким.

С этого места, узкого по сравнению с остальным сектором, открывается очень красивый вид на маленькие башни с внешней стороны верхнего сектора, которые хорошо видны, если мы немного выглянем из-за решетки, преграждающей путь рядом с воротами Гранадских Комнат (Cuartos de Granada). Отсюда мы снова вернемся к Воротам Христа, чтобы затем отправиться в другом направлении, так как в наши дни после смотровой площадки посетители должны возвращаться к Башне Христа.

Мы снова оказываемся у выхода из Ворот Христа: впереди мы увидим перекопанный участок – это силос или зернохранилище, подземный вход в который осуществляется через дно резервуара, используемого для римского гарума.

Пройдя под Аркой, мы оказываемся на эспланаде, известной как площадь Пласа-де-Армас (Plaza de Armas), которая сегодня полностью озеленена, с красивым испанско-арабским садом. Проект сада выполнен архитектором Фернандо Герреро-Страчан Росадо. При реставрации площади были найдены останки двух христианских захоронений, которые, по-видимому, принадлежали приходу Святого Луиса – архиепископа Святого Луиса Толосского, день которого совпадает с датой вхождения Католических королей в данный город и приходится на 19 августа.

Отличительной чертой площади является богатство орнамента, выполненного с помощью простых материалов, камня и кирпича, по геометрическому плану. Центральная зона углублена на манер круизного сада и изрыта небольшими каналами для отведения воды из верхней зоны дворца до фонтана, находящегося в центре сада в обрамлении четырех невысоких живых изгородей. Прежде чем покинуть площадь, стоит заглянуть в открытый лаз в нижней части стены, слева в западной стороне мы познакомимся с еще одним панорамным видом на трехуровневую линию укреплений у входа, видом на нижнюю часть по направлению к башне «альбарране» и на выход в город.

На площади Пласа-де-Армас мы найдем другой фонтан, который находится между двумя узкими лестницами, построенными при проектировании сада, и соединяющими внутренний двор и ворота в Гранадские Комнаты. Это настенный фонтан с емкостью, выполненный из того же материала, что и предыдущий, из красного мрамора, который был установлен на этом месте во время последней реставрации памятника в 90-х годах.

С площади Пласа-де-Армас хорошо видно, как всю Алькасабу можно обойти по непрерывному валгангу. Он проходит по всем участкам стен, заходя и выходя из разных башен, с возможностью поднятия и спуска, что позволяло контролировать всю территорию из самых высоких точек. Например, валганг пересекает Башню Христа, оставляя ее внутренне пространство с правой стороны. Валганг, также называемый боевым ходом, еще больше сужается в единственной точке, где он соединяется с верхним сектором – над аркой, покрывающей современные ворота, ведущие внутри единственной башни, через которую можно пройти в верхний корпус.

Поднявшись по лестнице или по пандусу справа от нее, мы оказываемся еще на одном небольшом возвышении, которое позволяет нам насладиться потрясающим видом, открывающимся над воротами Гранадских Комнат, известными под этим названием, а также с давних времен называющимися Пуэрта-дель-Тинель (Puerta del Tinel) или Пуэрта-де-Лос-Аркос (Puerta de los Arcos). Эта большая башня была практически полностью разрушена в 1854 году, но ее удалось восстановить благодаря гравюре, датированной 1839 годом. Это сооружение представляет собой ворота двойного доступа, то есть, состоит из зоны первого прохода, затем маленького внутреннего помещения и зоны второго прохода с обрезающей доступ стеной, которая заставляет сделать поворот, выходя при этом под открытое небо. Защитная система являлась очень эффективной, так как она позволяла защитникам, в случае если первые ворота в первом проходе были захвачены, защитить доступ, бросая различные материалы с верхней зоны, превратив внутреннее помещение ворот в настоящую мышеловку. Реставрацию башни выполнил архитектор Фернандо Герреро-Страчан. Работы были окончены в 1938 году, их результатом явилось создание в нижней части пространств, которые первоначально были использованы в качестве залов для показа отреставрированных керамических элементов.

Эта внушительная башня защищает с запада верхний сектор, устроенный на самой высокой части холма и идеально повторяющий его вытянутую форму, в то время как донжон защищает его с востока. Таким образом, между обеими башнями образуется полностью закрытое пространство, благодаря стенам с многочисленными маленькими башенками, где располагались дворцовая часть и жилой или военный районы. Верхний сектор, скорее всего, является самой старой частью крепости. Он больше всех подвергался перестройке за длительное время его использования в административных и жилых целях, как резиденция городской управы.

Свернув по тропинке, мы выйдем в небольшой двор с другим фонтаном, узкой и крутой лестницей, ведущей на верхнюю площадку. Двор спроектировал Фернандо Герреро-Страчан как сад по типу террасы около центрального силоса. Новый силос, вырытый в этом месте благодаря подходящей почве, послужил причиной того, что в течение многих лет сад был известен как Двор подземелья (Patio de la Mazmorra). Этот сад служит своего рода приемной перед залами дворца.

На первом плане и чуть выше зоны с силосом располагался еще один фонтан. Идея состояла в том, чтобы перенаправить воду сверху из одного фонтана в другой с помощью водостоков и наземных каналов, которые бы наполнили сад свежестью и шелестом, разделили и организовали бы пространство сада в испано-мавританском стиле, играя с различными цветами камней, кирпичом, растительностью и водой на геометрически организованном пространстве, что усиливало ощущение некоего убежища.

Этот сад в верхней части, как и весь остальной сектор, окружен крепостной стеной, с которой открываются красивые виды на город с Римским театром и на большую центральную часть на севере и на весь залив на юге.

Дворец или, лучше сказать, два дворца, от которых сохранились лишь руины, хорошо дифференцированы. В первую очередь, мы видим пространство c каменным покрытием под названием Дворик Фонтанов (Patio de los Surtidores), которое представляло собой центральный внутренний дворик Дворца Тайфы (Palacio Taifa), образованный двумя павильонами на севере и на юге, из которых сохранился только южный.

Южный портик Дворца Тайфы представляет собой зал, вход в который осуществляется из валганга около Башни Мальдонадо (Torre Maldonado) через большую арку, обеспечивающую доступ в зал, ведущий в портик. Тройной ряд арок в форме подковы, украшенных альфизом, выходит во внутренний дворик, повторяя халифатские образцы Богатого Салона (Salón Rico) придворного города Мадина аз-Захра (Madinat al-Zahra), с классической кладкой клинчатых кирпичей красного и белого цвета, с высеченным гипсовым орнаментом в виде листьев и цветов, как и на внутренних образующих сводах арок. Тонкие и не имеющие основания колонны являются цилиндрическими и выполнены из дерева с гипсовым покрытием, увенчаны капителью гранадского стиля, на которой установлен гусек из камня красноватого оттенка.

Из Дворика Фонтанов во внутренний зал ведет Насридский Портик (Pórtico Nazarí), образованный тремя арками, центральная из которых является самой большой. Портик был обновлен в XIII-XIV веках, но существовал в XI веке, так как считается, что каменные колонны опираются на основания колонн халифатской эпохи, поэтому портик в полном объеме является результатом реконструкции. Он образован тремя зубчатыми арками, опирающимися на две каменные колонны, одна из которых оригинальная, как, например, четырехугольная капитель с резными декоративными элементами и растительными мотивами, очень твердая по своему составу. Колонны очень схожи с другими современными колоннами Альгамбры. На гуськах белым цветом на красном фоне, буквами насридской эпохи сохранились письмена с цитатами из Корана со следующим текстом: «И нет победителя, кроме Бога».

Дворец Тайфы обладает еще одним представляющим большой интерес элементом: это расположенный справа Павильон лопастных арок (Pabellón de Arcos Lobulados). Этот небольшой подлинный павильон довольно декоративен. Его арки не являются опорными элементами, их цель должна была заключаться в обеспечении наивысшей степени политической репрезентативности данного участка дворца. Возможно, он был предназначен для государственных дел, в подражание пышному халифатскому стилю, но с использованием намного более бедных материалов тайфского периода. Павильон относится к середине XI века (от 1026 до 1057 гг.), и его декоративные элементы отвечают цели подражания мощи Кордовского халифата.

При переходе из зала в зал либо при входе через первоначальный доступ из валганга, мы попадаем во внутренний дворик – террасу, открывающуюся над городом, а справа перед нами возвышается Башня Мальдонадо. Эта внушительная башня относится к оборонительной зоне. Она была реконструирована в период Альмохадов, именно тогда башня была украшена двумя потрясающими колоннами из мрамора с текстом из Корана. Репрезентативный вид башни обеспечивает тройной ряд арок, через который осуществляется доступ. Из западного окна башни и с валганга открывается вид на массивную башню, у которой очень хорошо сохранилось основание и внутренняя поверхность тесаных камней тайфской эпохи, а также их последующее покрытие каменной кладкой, выполненное в насридскую эпоху. И, кроме того, мы видим, что башня построена непосредственно на скале.

По тому же проходу, выполненному в стиле портика по южной стороне, можно попасть в зал Дворца Тайфы с каменными сводами через наикрасивейшую подковообразную арку закрытого типа, которая ведет в другой потрясающий зал комплекса – Зал XVI века или Зал мудехарской кровли (Sala de la Armadura Mudéjar), который сохранился на своем первоначальном месте. Свод трапециевидного сечения имеет четыре ската и увенчан в центре восьмиугольной плитой «альмисате», украшенной мукарнами и пересекаемой четырьмя более мелкими фигурами, окруженными восемью остроконечными звездами. Для сборки четырех скатов используются особые балки, образующие конек при пересечении. В нижней части этого перекрытия размещены две декоративные полосы: верхняя с триглифами и нижняя с абстрактными растительными формами, каплями и полукругами, с лепными выступами в углах с распорками. Данный зал был реконструирован мудехарскими архитекторами, к этой эпохе также должны принадлежать открытые в нем окна.

Вернувшись в центр Дворика Фонтанов, можно попасть во дворец эпохи Насридов, построенный вокруг двух внутренних двориков. Действующий в настоящее время вход был создан во время реставрации, так как, по-видимому, вход во дворец имел поворот под прямым углом.

На территории Дворца Насридов (Palacio Nazarí) сохранилось очень мало первоначальных элементов. Тем не менее, было осуществлено историческое воссоздание всего пространства в целом подобно архитектуре дворцов Гранады, с крышами и покрытиями, в некоторых случаях используемыми повторно и найденными на других участках памятника, воссоздавая декоративные элементы на основе все новых найденных фрагментов, однако, не соблюдая строгость при определении их местоположения. Распределение было четким: два внутренних дворика с павильонами, обращенными друг к другу на ближайших друг к другу краях, с севера на юг, с портиками с тремя арками. Однако не удалось установить, поддерживали ли их колонны или опоры, имелось ли четкое распределение опочивален, какова была общая высота залов и вид имевшейся ранее крыши. Имелись двери и ниши, схожие с обнаруженными во Дворце Тайфы.

Внутренний Апельсиновый Дворик (Patio de los Naranjos) выполнен вокруг двух небольших бассейнов, сохранивших свои первоначальные черты. Крытые павильоны со сводами были расписаны Эрменехильдо Лансом, тогда как колонны имеют такой же образ, что и колонны гранадских дворцов эпохи Насридов.

Второй внутренний дворик – Дворик с Бассейном (Patio de la Alberca) или Миртовый Дворик (Patio de la Arrayán) – создан вокруг большого центрального бассейна, воды которого производят впечатление зеркала для архитектуры. Бассейн окружен с двух основных сторон миртовой изгородью. С северного края павильона была воздвигнута смотровая башня, поскольку в этом месте были обнаружены руины башни и нижняя часть лестницы. Зал южного портика покрыт деревянной крышей, которая была перевезена с другого участка крепости. Северная стена дворца в настоящее время занята выставочными залами. Прогулку по Дворцу Насридов можно провести с остановками, рассматривая постоянную выставку дидактического характера, которая была открыта в 2003 году.

Выйдя из дворца, мы можем посетить еще одно пространство, входная дверь которого находится рядом с большим залом Дворца Тайфы. В этой комнате, расположенной с южной стороны Апельсинового дворика, также находится вход для посетителей, которые пользуются подъемником на улице Гильен-Сотело. Здесь с помощью пояснительных стендов проведено сравнение монументального комплекса, образованного Алькасабой и крепостью Хибральфаро, с современными ему алькасабами, такими как крепость Альгамбра в Гранаде и Алькасаба в Альмерии.

Ausstellung

Techniken und Verwendung von Keramik im maurischen Málaga vom 11. bis zum 14. Jh.

Die Ausstellung, die den Sälen des Palacio Nazarí gezeigt wird, hat als Schwerpunkt die Keramik aus der Epoche der Mauren. Sie beinhaltet restaurierte Objekte, die man in der Alcazaba gefunden hatte, sowie einige Überreste, die man bei Ausgrabungen in der Stadt fand. Es handelt sich um eine Dauerausstellung mit stark didaktischem Charakter, die in Zusammenarbeit mit dem Nationalen Archäologiemuseum geschaffen wurde.

Die Einheit 1 befindet sich im ersten quadratischen Saal, der in der Nähe des nördlichen Portikus des Patio de los Naranjos liegt. Hier wird gezeigt, wie wichtig es war, diese keramischen Fragmente in den archäologischen Ausgrabungsstätten zu sammeln. Des Weiteren wird erklärt, wie sie analysiert und restauriert werden. Diese anscheinend so unbedeutenden Materialien offenbaren viele Informationen über das Leben ihrer Eigentümer, über den Handel, die Produktion usw., und sind für die Datierung der Fundstätten sehr wichtig.

Die Einheit 2 befindet sich in dem Saal mit Kreuzgratgewölbe, in dem Hermenegildo Lanz inspiriert von dem Sala de la Barca in der Alhambra Malereien durchführte. Hier wird die große Vielfalt an Formen und Funktionen der ausgestellten Keramikobjekte gezeigt. In vier Vitrinen werden Gefäße gezeigt, so für die Zubereitung von Speisen, zum Kochen, zum Aufbewahren und Servieren von Flüssigkeiten, zum Transport und zur Aufbewahrung von Lebensmitteln, zum Aufwärmen von Lebensmitteln und zum Heizen und Beleuchten von Räumen, zum Spielen, für das Handwerk usw. Für jeden Typ wird das entsprechende Objekt gezeigt, mit einer Zeichnung und einer Tafel mit Erklärungen.

Hinten im Saal bei einem Originalstück einer Transenna, die man in der Alcazaba gefunden hatte, stehen zwei Tafeln, eine mit den Namen der Teile der Keramik, wobei diese mit dem menschlichen Körper verglichen werden. Die andere Tafel erklärt die zahlreichen Wiederbenutzungen, die es für ein Keramikobjekt geben kann.

Sie betreten nun den Patio de los Naranjos und auf Ihrer linken Seite liegt ein Saal mit einem Alkoven. An einer der Wände sieht man die Überreste von Bögen mit Bogenverzierungen in Form von typisch arabischen Pflanzenornamenten. Man fand sie bei den Ausgrabungen in dem Bereich aber nicht in der Struktur. Das stark verzierte Dach ist ein Ergebnis der Restaurierungen in den 1940er Jahren, wie auch der ganze Palast der Nasriden. In diesem Saal wird mittels mehrerer Paneele die Einheit 3 gezeigt, in der das Aussehen einer maurischen Töpferei dargestellt wird, einer der vielen, die es damals in der Stadt gab. Aufgrund der archäologischen Ausgrabungen konnte man feststellen, dass man der Töpferei über einen sehr langen, historischen Zeitraum nachging, vor allem in der Gegend der Ollerías, wo sogar der Ortsname sich auf dieses Handwerk bezieht.

Da man die Töpferei als „gesundheitsschädigend und gefährlich“ betrachtete, mussten die Töpfer außerhalb der Mauern der Medina ihrem Handwerk nachgehen. Und um ihre Werkstätten herum entstand das Töpferviertel, vor allem in der Gegend von El Ejido, wo es viel Tonerde gab. Hier ließen sich die meisten maurischen „Ollerías“ (Töpfereien) in einer Straße nieder, die auch heute noch diesen Namen trägt. Man entdeckte in der Nähe Brennöfen aus dem 9. bis zum 14. Jh., und über diesen die Öfen der Christen.

Sie kommen jetzt in den zweiten Innenhof des Palastes, den Patio de la Alberca oder del Arrayán, und in dessen großen Saal, der auf der Nordseite offen ist. Hier befindet sich die Einheit 4, die dem technischen Prozess der Herstellung einer Keramik gewidmet ist. Zunächst wird anhand einer Vitrine und einer Tafel gezeigt, dass man Keramikobjekte von Hand modellieren, drehen oder mit Formen herstellen kann. Auf Zeichnungen werden diese Techniken dargestellt. Gegenüber dieser Tafeln, in einem fast geschlossenen Saal mit Originalboden, der mit großen Steinplatten bedeckt ist, wird die Nachbildung eines funktionierenden Brennofens gezeigt. Vor diesem Saal steht ein Paneel mit Originalaufnahmen von den Ausgrabungen der Brennöfen der Stadt, ihrer Teile und Funktionsweise. Man kalkuliert, dass die mittlere Lebensdauer eines Ofens ungefähr 60 Jahre betrug. Für eine gute Ausnutzung einer Töpferei war es wichtig, die Kapazitäten des Ofens maximal auszunutzen, denn jedes Brennen war kostspielig.

Es folgen die Säle am länglichen Ende des Innenhofes, die an das rekonstruierte Haus angrenzen, das als Werkstatt für die Restaurierungen dient. Hier wird gezeigt, wie die Keramiken fertiggestellt und dekoriert werden. Natürlich hing die Fertigstellung von ihrem Zweck ab, aber selbst die einfachsten und schlichtesten Objekte für den täglichen Gebrauch zeichnen sich durch guten Geschmack aus. Auf Informationstafeln und anhand von restaurierten Originalobjekten werden alle Dekorationstechniken gezeigt. Die einfachen Objekte sind entweder bemalt oder es wurde ein Muster in den noch frischen Ton gestanzt. Oder sie wurden mit Lochmustern versehen oder mit einer einfachen Glasschicht gebrannt, die das Gefäß dicht machte oder es glänzen ließ. Wenn es um luxuriöse Keramiken ging, waren die Töpfer in Málaga wahrhaftige Meister. Man hat in der Alcazaba bei Ausgrabungen eine bedeutende Sammlung von Keramiken aus dem 11. bis 15. Jh. gefunden, mit wundervollen Objekten in Grün und Mangan, in der so genannten Technik „Cuerda seca“ oder mit Lüsterfarben. Zu der Sammlung gehören so bekannte Werke wie der Teller „Ataifor de la Nave“, von dem eine archäologische Reproduktion und eine moderne Interpretation gezeigt werden. Auf einer weiteren Informationstafel werden die Dekorationsmotive gezeigt. Es sind nicht viele, doch können sie fast unendlich kombiniert werden.

Wenn man nun dem Leitfaden der Ausstellung weiter folgt, kommt nach der Fertigstellung einer Keramik deren Verkauf. Deshalb ist die Einheit 5 die Nachbildung eines Souks im letzten Saal. Dieser Saal ist sehr geschlossen, und es blieben viele der originalen arabischen Mauern erhalten. Man kann dort verschiedene Techniken sehen, in einer Ecke die typischen großen Quadersteine, die während der Epoche der Taifas benutzt wurden, und daneben das Mauerwerk der Nasriden. Bevor man diesen Saal betritt, werden auf einer Informationstafel die verschiedenen existierenden Arten des Verkaufs erklärt, sowie der Unterschied zwischen einem Souk, einer Alhóndiga (al-fondaq) und einer Alcaicería (Markt für Luxuserzeugnisse). Ebenso wird gezeigt, wie viel Aufmerksamkeit der Regierungsbeauftragte für die Märkte, der „Zabazoque“, der wirtschaftliche und politische Befugnisse hatte, auf den Markt richtete. Seine Aufgabe war es, jede Art von Betrug in der Herstellung von Keramikobjekten zu verhindern. Zur Veranschaulichung werden zwei Artikel aus dem Libro del Buen Gobierno del Zoco (Buch über eine gute Führung des Marktes) von Ibn al Saqati aus dem 13. Jh. gezeigt. Die auf dem nachgestellten Souk ausgestellten Objekte stammen aus der heutigen Zeit, sind jedoch von den Originalformen der typischen Keramik inspiriert, die man in der Alcazaba gefunden hatte.

Anschließend gelangen Sie in den Südpavillon des Patio de la Alberca. Dieser ist mit einem Holzdach gedeckt, das von einem der Militärpavillons stammt, die in der Neuzeit in der unterem Bereich standen. Dieser Saal enthält die Einheit 6, in der man zeigt, in wie vielen Kontexten des täglichen Lebens Objekte aus Keramik benutzt wurde. Auf dem Boden gibt es ein Originalfragment des Bodenbelags der Nasriden, das man in der Alcazaba gefunden hatte. Es handelt sich um kleine, zweifarbige Teile. An der Wand ist ein weiteres Stück eines wunderschönen Bodenbelags zu sehen, der bei Ausgrabungen in der Stadt gefunden wurde. In zwei Vitrinen werden die verschiedenen Verwendungen von Keramikobjekten im Haushalt und im Handwerk gezeigt.

Eine interessante Verwendung im Haushalt ist das System zum Klären von Wasser mittels „Reposatinaja“ (Tonkrüge zum Absetzen) und großen „Ataifores“ (tiefe Teller). Und eines der schönsten Objekte, das in Bezug auf das Handwerk gezeigt wird, ist ein Puteal mit geprägtem Muster im Stil der Almohaden aus dem 12. Jh. Ein Puteal ist der sichtbare Teil der Brunnen, die im Innenhof eines Hauses gegraben wurde. Dies ist ein sehr wichtiger Ort für das häusliche Leben, deshalb sind diese Brunnen oft reich verziert. An diesem Puteal gibt es prachtvolle Verzierungen und einen Text in kufischer Schrift („die vollständige Gesundheit“, oft wiederholt). Es stammt ebenfalls aus Ausgrabungen in der Stadt und wurde in der Werkstatt in der Alcazaba restauriert. Andere interessante Objekte sind die „Sepultura de orejas“ (kleine Stele mit vier ohrförmigen Lappen), die „Aliceres“ (Keramikfriese) für Wandfliesen, die Ziegel, die Leitungen für Trink- und Abwasser, die „Olambrillas“ (quadratische Kacheln) in den Bodenbelägen usw.

Von diesem Saal aus hat man einen schönen Blick auf den Innenhof und dessen Wasserbecken. Die inneren Wasserbecken in den hispanisch-maurischen Gebäuden dienten als Spiegel, in denen sich die Architektur spiegelt. Und hier spiegelt sich auch der Turm, der am Ende des Nordsaals steht. Die kleinen Wasserspeier der runden Marmorbrunnen neben der Zisterne sorgten für ein sanftes Plätschern. Und sie lassen nur eine kleine Welle entstehen, wenn sie auf das unbewegliche Wasser in dem Wasserbecken fallen. All dies lädt uns zur Ruhe und Meditation ein.

In dem Saal, durch den man auf dem Weg in den anliegenden Hof kommt, stehen große Behälter. Das große Können der Töpfer machte es möglich, sehr große Objekte herzustellen und zu brennen, sowohl Dekorationsobjekte wie die berühmten Krüge der Alhambra, die mit Lüsterfarben bemalt sind, als auch Gebrauchsobjekte zum Aufbewahren von Korn, Kleidung, Öl, Konserven, Trockenfrüchten usw., sowie die Rohrleitungen für die Brunnen. Diese großen Gefäße wurden in den halb unterirdischen Vorratskammern aufgestellt, und sie schützten die Produkte vor Feuchtigkeit, Hitze, Tieren usw. Auch auf den andalusischen Bauernhöfen tat man dies noch vor nicht allzu vielen Jahren. Ein größeres Objekt wird am Eingang zur Alcazaba am Aufzug in der Straße Guillén Sotelo gezeigt. Es war zu groß, um es nach oben zu transportieren und im Saal auszustellen.

Sie kommen wieder in den Patio de los Naranjos, dieses Mal auf seine Südseite. Hier verlassen Sie den Saal, und Sie erreichen die letzte Einheit der Ausstellung, die Einheit 7, die den Namen Pervivencias (Weiterleben) trägt. Hier wird anhand von modernen Objekten gezeigt, wie Dinge, die wir täglich in unserem Zuhause benutzen, die gleiche Form und Funktion wie vor tausend Jahren haben. So wird bewiesen, wie tief verwurzelt die arabische Keramik in unserer Kultur ist. Es handelt sich nur um eine kleine Auswahl, da es eine ungemein große Vielfalt gibt. Sie dient nur der Erinnerung, denn viele dieser Objekte haben in der Gegenwart wirklich nur noch eine rein dekorative Funktion. Als Beispiel kann man den Krug und die Sparbüchsen oder Sammelbüchsen nennen.

Nach dem Verlassen des Palastes können Sie noch einen anderen Raum besuchen, dessen Eingangstür sich neben dem großen Saal des Palasts der Taifas befindet. Dieser dient dem Durchgang und dem Zutritt zu der Alcazaba für die Personen, die den Aufzug in der Straße Guillén Sotelo benutzen. Hier stehen Informationstafeln mit vielen Fotos und Plänen, auf denen die Alcazaba und die Burg Gibralfaro mit den Festungen aus der gleichen Epoche verglichen werden, beispielsweise die Alcazaba der Alhambra in Granada und die Alcazaba von Almeria.